На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Нина Катаева

297 подписчиков

Свежие комментарии

  • Evgeniy LeV
    На свои "молодые" посмотри, если не отвалились ещё 😀😀😀 У тебя проблемы не только с глазами, но и головой на всю го...Михаил Шемякин: «...
  • Нина Комарова
    Так он и посадил на это место Любимову.«Стране-цивилизац...
  • Александр Петров
    кепочка напоминает вот это))Михаил Шемякин: «...

«Частица чёрта в нас…»

В Театре Вахтангова поставили «Ночь перед Рождеством»

Это седьмое обращение театра к творчеству Гоголя, дважды здесь видели - «Женитьбу» и «Ревизора», а также композицию по «Театральному разъезду и «Игрокам», «Записки сумасшедшего» и «Мёртвые души». И вот на Симоновской сцене появилась «Ночь перед Рождеством» в постановке Олега Долина с подзаголовком - «… или чёрт знает что такое». Истории о том, как кузнец Вакула из села Диканька на Полтавщине, оседлав чёрта, летал в Петербург за золотыми черевичками для Оксаны, скоро исполнится двести лет, а не тускнеет она со временем, лишь ярче разгорается, когда берётся за неё очередной постановщик. И выходят на встречу со зрителями ярчайшие гоголевские персонажи, и творят полную чудес народную жизнь. По словам Белинского, «Ночь перед Рождеством» есть целая, полная картина домашней жизни народа, его маленьких радостей, его маленьких горестей, - словом, тут вся поэзия его жизни».

А в жизни этой, кроме Вакулы с Оксаной, поставившей невыполнимое условие влюблённому парубку – достать черевички, как у царицы, царствуют мать Вакулы ведьма Солоха и чёрт, запросто обращающиеся с месяцем и звёздами на предрождественском небе, любовники Солохи – Голова, Дьяк и Чуб, батька надменной красавицы Оксаны, и ещё много весёлого молодого люда, который толпами перемещается по селу, славя Христа и людей в праздничных колядках.

«Ночь перед Рождеством» чудо как хороша, настоящий брильянт в литературе, поскольку среди шуток и колядок умеет показать и куда как серьёзное – город Петербург, царский дворец и саму Екатерину II, которой светлейший князь Потёмкин показывает наконец её народ, который она «до сих пор ещё не видала», а делегаты от запорожцев из Сечи, большие патриоты, жизни своей не жалеющие за свою «мамо», бьют челом и жалуются на притеснения… Ну и как обо всём этом рассказать на сцене?.. Режиссёр Олег Долин, взявшийся за дело, избрал этюдный метод: он «создавал композицию по тексту», а не ставил сцены, идущие одна за другой. А это самое то для чудо-повести Николая Васильевича.

Чтобы правильно оценить спектакль Долина, нужно чётко понимать, на кого он рассчитан, одно дело, мы смотрели волшебный фильм 60 с лишним лет назад, где Солоха, заговорщицки улыбаясь, как грибы, собирала в свою кошёлку с неба звёзды, и они, позвякивая, заставляли радостно сжиматься сердца зрителей всех возрастов, не говоря о подростках.

Подростки… Среди новых персонажей, которыми наводнил режиссёр свой спектакль, Девочка (Эстер Долина), пожалуй, единственная не вызывает никаких «но», в отличие, от многочисленных питерских лиц, включая живых атлантов и клодтовских коней на Аничковом мосту, экскурсовода с зонтом-тростью, торговца горячим шоколадом, всевозможных собак службы безопасности при дворе императрицы, а также участников главной Рождественской были - с Девой Марией, Иосифом, Волхвами, царём Иродом, младенцами и прочими римлянами и ангелами, указанными в программке. Итак, спектакль начинается с того, что отец велит дочери-пятикласснице отложить планшет и прочесть заданную на дом «Ночь перед Рождеством», разрешает оставить только наушники, из которых время от времени будут вырываться зарубежные хиты разных времен и, конечно, бессмертный «Last Christmas» Джорджа Майкла. Девочка будет читать повесть, иногда появляясь среди персонажей и участвуя в особо заинтересовавших её эпизодах, как, к примеру, полёт Вакулы на чёрте в Питер. И мы вместе с ней будем всматриваться в персонажей, которые будут неуловимо меняться.

Сюрприз первый – Оксану, этакую капризную Красную шапочку в миланской парке, вывернутой белым мехом наружу, с валенками на роликах вместо сумочки, и Чёрта в чёрном трико, по-балетному семенящего ногами почти во всех сценах (костюмы Евгении Панфиловой верх изобретательности), играет одна актриса – Евгения Ивашова. Не сразу, но принимаешь это, потому что «Частица чёрта в нас,\ В сиянье женских глаз.\И наш коварный взгляд\В душе рождает ад». Ад – и никуда не деться бедному Вакуле (Эюб Фараджев), Оксана так немилосердно играет на его чувствах, что парень не на шутку подумывает свести счёты с жизнью - прорубь или петля, неслучайно на протяжении всего спектакля ходит бледный, с головой, странно склонённой набок, словно одной ногой он уже где-то там

Сцена, в которой Солоха (з.а.Мария Волкова) коллекционирует под столом любовников – Чуба (Карен Овеян), Дьяка (Василий Цыганов), Голову (Павел Юдин), поставлена весьма изобретательно. Моложавая, поджарая Солоха столь неуёмна в своей страсти, что без воды не обошлось. Если вспомнить, что вода символизирует поток жизни, означает очищение и новое начало, понятно, почему, окунув длинные волосы в таз с водой, Солоха устраивает всякий раз водяную вечеринку в избе. Сцена настолько характерна, что девочка спрашивает отца, действительно ли ей можно это читать, и слышит ободряющее – «читай, по программе же».

Есть в спектакле и сцена поедания галушек запорожским казаком, знахарем Пацюком (Карен Овеян) – как без неё, классика. Пока артистки исполняют Танец галушек в белых простынях, на видеоэкране (видео-сценограф Ася Мухина) видим довольную физиономию Пацюка, который на себя принял только «труд жевать и проглатывать». Вареники, извалявшись в сметане, сами летят к нему в рот, для этого танцовщицы, одна за другой, исчезают в прорези экрана. Что касается сцен, расшифровывающих само историческое событие, то есть Рождество Христово, они, конечно, красивы, но, думается необязательны, рассказ о вертепе и Вакуле-богомазе уводит в сторону от гоголевских чудес.

Всё-таки превалирует надо всем полёт в Петербург. Собственно, мотив полёта над землей накануне Рождества Христова, которое объединяет людей для добрых дел, а всю нечисть отправляет прочь с глаз, главный у Гоголя. Императрица (Мария Риваль) в замысловатом прозрачном кринолине выходит к народу по спинам коленопреклонённых и слишком долго, выпевая повторы своих слогов, вытанцовывает перед ним. Теряется ритм, и спектакль словно бы пробуксовывает. И света (художник Руслан Майоров): думается, могло быть больше. И Вакула подсказывает. «Боже ты мой, какой свет! – думал про себя кузнец. – У нас днём не бывает так светло».

…Но главное дело царица вершит – Вакула возвращается в Диканьку с золотыми черевичками. А нам остается пожелать, чтобы как можно больше подростков посмотрели этот любопытный спектакль.

Нина Катаева

Фото Владимира Коробицына

 

Картина дня

наверх