На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Нина Катаева

306 подписчиков

Свежие комментарии

  • Daddy Bo
    Разуйтесь, вАрвара.На Фабрику здоров...
  • Варвара Иванова
    Не смешите мои тапочки.На Фабрику здоров...
  • Halszka Brzozowska
    Już jest także specjalna muzyka o specjalnych częstotliwościach fal magnetycznych...💓💓💯💯💓💓🙏🙏💓💓На Фабрику здоров...

«Ландыш, ландыш белоснежный…»

На Новой сцене в Театре Вахтангова премьера по «Повести о Сонечке» Марины Цветаевой

«Доистория» этого спектакля удивительна: в воспоминаниях Марины Цветаевой оживают события, здесь, на Арбате, и происходившие. В 1918 году поэт Павел Антокольский познакомил Цветаеву с Юрием Завадским и другими участниками театральной Студии Евгения Вахтангова, (Мансуровская – по названию переулка, где помещалась), а потом с актёрами Владимиром Алексеевым и Софьей Голлидэй, занимавшимися и в Студии Вахтангова, и во Второй студии МХТ.

Собственно, встреча с самим Антокольским, которого Цветаева разыскала, поразившись его стихам, услышанным в поезде, была для неё «вроде землетрясения», что говорить о Сонечке Голлидэй, которую она называла «актрисой-птицей», и которой посвятила свою лучшую романтическую прозу. «Повесть о Сонечке» издана среди таких знаменитых вещей, как «Мой Пушкин», «Мать и музыка», «Живое о живом» (воспоминания о Максимилиане Волошине), «Нездешний вечер» (о Михаиле Кузьмине), «Пленный дух» (об Андрее Белом). В этот период полного одиночества в Париже Цветаеву спасают воспоминания о моментах счастья, пережитого в Студии Вахтангова.

Именно для студийцев она напишет девять стихотворных драм, и одну из них – «Метель» дерзнёт читать перед самим Вахтанговым. Но безуспешно, из-за необычности пьесы Цветаевой не стали репертуарными, неслучайно она любила цитировать Гейне: «Поэт не благоприятен для театра, и театр неблагоприятен для поэта». Тем не менее, цветаевская «Фортуна» и «Приключение» и сегодня находят зрителей. Характерен диалог, который Цветаева приводит в повести: как-то она спросила Антокольского, как можно назвать их бесконечные разговоры о поэзии, и в ответ услышала – «Это называется сидеть в облаках и править миром». Поэты оценят точность формулировки.

И вот мы созерцаем песчаные холмы Атлантики вблизи французского городка Лакано-Осеан, именно здесь в 1937-1939 годах была написана Цветаевой автобиографическая «Повесть о Сонечке». Поводом послужило запоздалое известие о смерти Софьи Голлидэй (1894-1934), с которой она была дружна в те незабвенные годы, когда подружилась с вахтанговцами. Софья Голлидэй была актрисой Мансуровской студии, чтобы послушать, как она читала «Белые ночи» Достоевского, собиралась вся театральная Москва. Представление о внешности этой очаровательной черноглазой артистки Цветаева даёт сразу в эпиграфе – «Elle etait pale - et pourtant rose»: «Она была бледной - и все-таки розовой, Малюткой - с пышными волосами» (фр.). Сонечка была талантлива, абсолютно ни на кого не похожа, а главное – в восприятии «правил» жизни, людей, и прежде всего – понятия любви абсолютно совпадала с Цветаевой. Их отношения были похожи на нежную влюбленность друг в друга, неслучайно, расставаясь с Мариной, Сонечка сожалела, что не удалось подарить ей любимую книжку – с повестью о Неточке Незвановой, где Достоевским описана такая же дружба между героинями. Дочь привратника Розанэтту в пьесе «Фортуна» Цветаева писала с Сонечки.

И вот среди этих песков, в которых, как после кораблекрушения, тонут обломки чьей-то устроенной жизни – проёмы дверей, наверное, из Борисоглебского, и мебель оттуда же (сценография режиссёра-постановщика Владислава Наставшева в соавторстве с Валерией Барсуковой) возникают трое. Вначале легко пробегает по холмам Марина, в этой роли экспрессивно-убедительна Евгения Крегжде, потом появляется Он (Константин Белошапка), в образе которого воплощены 12 персонажей, но сейчас Он - «Павлик» Антокольский, который вводит зрителей в суть дела, а потом и «Юра» Завадский в образе ангела с крыльями, которому Цветаева посвятила цикл стихов «Комедьянт», и наконец – сама Сонечка-Малютка, которую играет Ксения Трейстер. Режиссёр объясняет «густоту» текста повести тем, что общественные потрясения становятся для Цветаевой своеобразным «катализатором», новые темы и язык ей даёт «сумасшедшая энергия обновления, которой пропитан воздух». Именно это предстояло сыграть актёрам.   

Не оказаться под обаянием Сонечки актриса не могла. «Конечно, я полюбила ее за лёгкость, за острый ум, - говорит Ксения Трейстер. - За какую-то тёплую печаль по несостоявшейся любви, по несостоявшимся ролям. Цветаева называет Сонечку «актрисой-птицей», чья карьера не удалась, но это не значит, что она плохо играла. Мне кажется, то, что Сонечку не оценили, несмотря на её талант, отчасти близко всем актёрам. Меня покоряет в героине её способность удивляться всему на свете. С Мариной, мне кажется, их связывала божественная Любовь, неслучайно они и влюблены были в одних и тех же мужчин. Для Сони Марина – и подруга, и наставница, и какой-то идол. Конечно, она восхищается ее талантом», но при этом они так близки, что могут позволить себе фамильярность в общении».

На пресс-показе актриса рассказала журналистам, что работа над спектаклем продолжается: «В таком глубоком материале хочется постоянно искать что-то новое, и на каждой репетиции это новое открываешь. Перед тем, как появиться на сцене, я двадцать минут лежу в шкафу и наблюдаю за партнёрами. И каждый раз они меня удивляют, каждый раз влюбляюсь в них заново».

У Константина Белошапки в спектакле действительно 12 ролей – от юнкера, моряка, прохожего до молодых студийцев – Юрия Завадского, Павла Антокольского, Владимира Алексеева, Вахтанга Мчеделова и покончившего с собой мхатовца Алексея Стаховича. Он – собирательный образ, в разное время персонаж играет разные роли в жизни двух женщин. «Надеюсь, что Он получился, - сказал актёр, - как и этот мир, который мне нравится, - с этой музыкой, картинкой, светом, текстом. Однажды даже подумалось о том, что если история не сложится, то останется этот обаятельный мир, в котором хорошо существовать, и за которым, должно быть, интересно наблюдать».

Музыкально спектакль оформлен режиссёром в сотрудничестве с Иваном Лубенниковым), и именно музыка во многом создает атмосферу, которая уносит зрителей далеко-далеко – то на берег Атлантики, а то на винтовую лестницу Музея Марины Цветаевой в Борисоглебском переулке или в комнату, в которой стояло зелёное кресло, и в нём уютно устраивалась с ногами цветаевская гостья и учила маленькую Ирину произносить её английскую фамилию. У ребенка получалось лишь – «Галли-да». Кресло это парит в спектакле «Повесть о Сонечке», и Ксения Трейстер благополучно взбирается на него.

«Ландыш, ландыш белоснежный,\ Розан аленький! \Каждый говорил ей нежно: \«Моя маленькая!» \- Ликом чистая иконка, \Пеньем – пеночка…» - образ Сонечки в спектакле точнее не придумаешь, как и образ двух тяжелых годин, предопределивших отъезд Марины Цветаевой в эмиграцию.

Нина Катаева

Фото Владимира Коробицына

Наша справка

Актриса Софья Голлидэй (1894-1934) - ученица Евгения Вахтангова, с 1916 года по приглашению Станиславского работала во 2-й студии МХТ. Кроме Настеньки из «Белых ночей», среди ее ролей Консуэлла («Тот, кто получает пощёчины» по пьесе Леонида Андреева), Лиза («Горе от ума»), Луиза («Коварство и любовь»). В 1918-1919 гг. была дружна с Мариной Цветаевой, в июне 1919-го года Цветаева посвятила ей стихотворение «Ландыш, ландыш белоснежный», ставшее романсом. Кроме того, Голлидэй посвящены «Повесть о Сонечке», цикл «Стихи к Сонечке» и драмы «Приключение», «Фортуна», «Каменный ангел», «Феникс». Неожиданно уехала из Москвы за красным командиром в Симбирск, играла в провинциальных театрах. Вернулась в Москву незадолго до смерти в сентябре 1934 года от рака.

Картина дня

наверх