На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Нина Катаева

306 подписчиков

Свежие комментарии

  • Daddy Bo
    Разуйтесь, вАрвара.На Фабрику здоров...
  • Варвара Иванова
    Не смешите мои тапочки.На Фабрику здоров...
  • Halszka Brzozowska
    Już jest także specjalna muzyka o specjalnych częstotliwościach fal magnetycznych...💓💓💯💯💓💓🙏🙏💓💓На Фабрику здоров...

Почему исчезли черевички

25 февраля в «Геликоне» закрывается выставка «От Диканьки до Петербурга», приуроченная к премьере оперы Чайковского «Черевички»

Комико-фантастическую оперу по повести Гоголя «Ночь перед Рождеством» Пётр Ильич осилил со второго захода. Первый вариант – «Кузнец Вакула» на либретто в стихах Якова Полонского, хоть и получил главную премию в конкурсе Русского музыкального общества (1874), признания не снискал. И это несмотря на то, что молодой Чайковский всего за три летних месяца написал эту сказку, основанную на украинском национальном колорите. Премьера в Мариинском театре в 1876-ом «торжественно провалилась», и в неуспехе автор обвинил себя – слишком много подробностей, «густо» инструментована, «бедна» голосовыми эффектами. И через десять лет создал новую версию – «Черевички», премьера которой состоялась 31 января 1887 года в Большом театре.

Чайковский дополнил оперу вокальными номерами, оркестровку сделал более прозрачной, и на премьерных спектаклях, преодолев страх, встал за дирижёрский пульт. Публика рукоплескала, критики писали, что Чайковский «одушевил» исполнение, с этих спектаклей началась его карьера как дирижёра, но вновь, менее, через десяток представлений, оперу сняли из репертуара, и она так и не встала в ряд с известными всему миру шедеврами композитора.

В советское время её исполняли, а в наши дни наблюдается настоящий интерес к «Черевичкам». Но то ли Петр Ильич не все недостатки исправил, то ли уже по инерции, но оперу продолжают критиковать. За многословие и длинноты, за «утяжелённость» партитуры и отсутствие динамизма… Но доверимся дирижёру-постановщику Филиппу Селиванову: «Обожаю русские темы, а в «Черевичках» главное - потрясающая мелодика Чайковского, а длинные темы, как народные, так и сочинённые композитором, вдохновенны и очень искренни. То, как Чайковский выражает русские темы в оркестровке и вокальных партиях, не может не трогать душу, а краски украинского колорита очень украшают музыку».

И спектакль в постановке Сергея Новикова, ученика Дмитрия Бертмана, с первых сцен оставляет отрадное впечатление. Зритель видит ту самую Диканьку, которая запечатлелась в его воображении, едва гоголевский шедевр попал к нему в руки. Тихая ночь перед Рождеством, хатки, как игрушки, облитые серебром месяца, дымки из труб, а вот и две главные мазанки, в которых живут – Солоха (Валентина Гофер) с сыном Вакулой (Сергей Абабкин), кузнецом и богомазом, и Оксана (Елизавета Кулагина) с батькой Корнеем Чубом (Михаил Гужов). Хороши хатки, одна краше другой, и когда отворят они двери и впустят зрителей в свой мир, к счастью, мы не увидим там ни постмодернизма, ни переносов во времени, ни «актуализаций». «Именно сочетание Диканьки и Петербурга времён Екатерины II сегодня как нельзя лучше отвечает на вопросы нашего времени», - заявляет режиссёр-постановщик и остаётся верен себе до конца.

И когда начнётся эта гоголевская феерия – со страшной метелью, исчезнувшим месяцем и звёздами, и Солоха на фоне разукрашенной кузнецом обстановки, порезвившись в печной трубе с Бесом (один из дирижёров действа и секс-символ – Елисей Лаптев), начинает принимать своих поклонников (во главе списка Пан Голова – Григорий Соловьёв), а Оксана в соседней хатке почнёт причитать про свою красоту, гнобя бедного Вакулу, примостившегося у входной двери, и плюс ко всему все эти персонажи запоют сильными, яркими голосами, два главных волшебника, всё это написавшие, смогут сказать, что в этом городе их понимают. Спектакль идёт в роскошной сценографии Ростислава Протасова, автор аутентичных костюмов – Мария Высотская.

А тем временем, пока деревенские девчата и парубки готовятся пойти колядовать, на сцене возникает новое очарование – ледяной замок со ступеньками. Вокруг этой крепости толпится весь деревенский люд (хореограф Эдвальд Смирнов). Именно сюда приносит из избы разноцветные мешки Вакула, не зная, что его развесёлая матушка впопыхах рассовала по ним своих воздыхателей. Причём, тучный Чуб, за которым она охотится, восседает на шее тщедушного дьяка Осипа Никифорыча (Давид Посулихин). А над головой красавца Вакулы - тёмные тучи. Оксана, преступив все пределы, довела парубка до мыслей о самоубийстве. Увидев на Одарке новые башмаки, заявила при всех, что выйдет за Вакулу, если тот достанет ей черевички, не хуже царицыных. Одно затруднение – верёвка или прорубь, никак не выберет парень. Кинув на плечи самый малый мешок, Вакула идёт навстречу судьбе, а, обнаружив в мешке чёрта, седлает его и летит - в «Петембург!»

Но как минимум три «актуализации в спектакле обнаружим. И первая – это путь в зал «Стравинский» через Фойе Сергея Зимина, где и демонстрируется ещё выставка живописи и графики XVIII-начала XX веков из частных собраний «От Диканьки до Петербурга». Полёт кузнеца Вакулы через всю Российскую империю как бы перенесён на полотна художников, и здесь можно увидеть, как через Харьковскую и Московскую губернии герои пролетали из полтавской Диканьки до столицы в Петербурге. Увидеть и прочувствовать величие Российской империи и прикоснуться к истории страны. Траектория полёта Вакулы на Чёрте охватывала и земли, подарившие миру выдающихся художников малороссиян - Левицкий, Боровиковский, Кадунов, Орловский, Трохименко. Малороссией были очарованы и русские живописцы -Тропинин, братья Маковские, Виноградов, Трутовский.

Особый интерес посетителей вызвали три портрета князей Кочубеев, на протяжении нескольких веков владевших хутором Диканька. Портрет Василия Кочубея, в Диканьке и похороненного, принадлежит кисти художника Годунова, крепостного князей Разумовских. Образ Петербурга представлен парадными императорскими портретами – Екатерины II, Николая I, видим и портрет Марии Фёдоровны, частой гостьи усадьбы, в которой расположена теперь Геликон-опера. Также на выставке можно увидеть настоящие черевички – модели женских туфелек от XIX века до современности, а также фарфоровые бюсты Гоголя и Чайковского и скульптурную композицию «Чёрт и Солоха».

Необыкновенно воодушевил зрителей сам полёт Вакулы на Чёрте. Пишут, что юмора маловато, на мой взгляд, одна эта сцена, представляющая рождественский трафик в небесах, где авиаторы летят кто на ступе, кто на метле, а особо удачливые на лукавом, отвечает за сатиру в полном объёме (художник по видеопроекции - Дмитрий Иванченко, по свету – Денис Енюков, создатель иллюзионных эффектов - Михаил Цителашвили).

Очень живой вышла сцена интерактивных колядок. Хор (хормейстер Евгений Ильин) спустился к сцене с ледяным замком с верхних зрительских рядов, и мы бросали в заплечные мешки артистов конфеты и печенье, кто что приготовил в антракте. Полны иронии, а то и сарказма, сцены в Зимнем дворце, оригинально оформленном павлиньими перьями (целый витраж). Вакула встречается там с просителями-запорожцами, останавливавшимися у них в Диканьке, и, переодетый в роскошный кафтан, вместе с ними пав ниц, общается со Светлейшим (Максим Перебейнос) и Церемониймейстером (Андрей Орехов). Екатерины II среди действующих лиц нет, а ей, между прочим, принадлежит дивный текст: «Светлейший обещал меня познакомить сегодня с моим народом, которого я до сих пор ещё не видала…» Всё-таки Гоголь – большой пародист. Впрочем, Бес, попавший на роль распорядителя во дворце, тоже весьма говорящий ход.

Драгоценные черевички Вакуле подарили сподвижники императрицы. А вручить их Оксане, которая много что осознала, потеряв Вакулу из виду, он собирался при всём честном народе у ледяной крепости. Как вдруг услышал – «Нет, нет! Мне не нужно черевиков!..» И не успела красавица закончить, как черевички вспыхнули бенгальским огнём и исчезли. Как будто и не бывало их. А Оксана с Вакулой жили долго и счастливо, и хатка их была самая красивая в Диканьке, хоть на конкурс подавай.

Нина Катаева

Фото Владимира Коробицына 

 

Картина дня

наверх