На информационном ресурсе применяются рекомендательные технологии (информационные технологии предоставления информации на основе сбора, систематизации и анализа сведений, относящихся к предпочтениям пользователей сети "Интернет", находящихся на территории Российской Федерации)

Нина Катаева

328 подписчиков

Свежие комментарии

  • Наталья Климова
    Не интересно,не читайте.Для меня информация представляла интерес,оперу смотрела.Короткая жизнь Ба...
  • Странник
    вероятно это направлено на театралов? с каких пор миртесен стал театральным? или мнение одного театра это важно для в...Короткая жизнь Ба...
  • Bogdan Stupin
    "...Есть и по лучше". И ничего удивительного. Есть даже и ПО ГРАМОТНЕЕ. И не считают это достижением. Так же, как те,...Александр Домогар...

Разумен тот, кто вне конфликта

Победительница первой режиссёрской лаборатории "Постигая Островского" поставила спектакль в Малом театре

Премьера "В чужом пиру похмелье" по ранней пьесе "русского Шекспира" - третья постановка выпускницы Российского института сценических искусств (г.Санкт-Петербург, курс Григория Козлова) Ланьбо Цзяо (КНР) в России.

Комедию «В чужом пиру похмелье» Островский написал в 1856 году, когда ему было 33 года, и посвятил родному Замоскворечью. В том же году пьеса была поставлена в Малом и Александринском театрах, и с тех пор не раз ставилась в Москве и была популярна у зрителя. Выражение «В чужом пиру похмелье» чисто русское и означает неприятности из-за чужой вины. Буквальный смысл поговорки таков: пир был у одних, а голова болит у тех, кто там не был, то есть, когда неприятности выпадают на долю тех, кто к произошедшему не имеет никакого отношения. По сюжету, разворотистая Аграфена Платоновна, хозяйка квартиры, беспокоясь о своих жильцах, учителе Иванове и его дочери Лизавете Ивановне, стремится помочь им, но её вмешательство из добрых побуждений приводит к неприятным последствиям.

Именно об этой малоизвестной комедии Солженицын писал в своих «тетрадях»: «Какая плотная, короткая, динамичная пьеса, сочная в диалогах! И много смеху. Большая удача Островского». У самой Ланьбо свежий, критичный взгляд на произведение драматурга: «В этой истории мне интересно то, каким образом любовь служит обоснованию решений. Если ты ведом любовью, в итоге всё должно быть хорошо. Конечно, это звучит наивно, и в жизни далеко не всегда так, но мне хочется верить в могучую силу любви, которая может изменить человека, мотивировать его стремиться к лучшему. Мне кажется, эта пьеса Островского недооценена, а стремление человека вмешиваться в чужие дела, наверное, часть нашей натуры. В Китае есть похожая идиома с положительной окраской: «Человек, который находится в самом конфликте, слеп, а тот, кто вне конфликта, разумен».

На пресс-показе Ланьбо Цзяо ответила на вопросы Mirtesen.ru.

- Расскажите, как Островский появился в вашей жизни?

- То, что Островский потрясающий драматург, я осознала во время учёбы в институте. В Китае я, конечно, читала его пьесы на китайском, но это совершенно другое восприятие, я читала и ничего не чувствовала, и только когда впервые прочитала на русском, Островский стал для меня открытием. Первыми, следуя институтской программе, я прочитала «Грозу» и «Бесприданницу», потом начала читать по своему выбору. А когда в моей жизни случилась лаборатория, начались открытия на открытиях, и года три назад я начала понимать, что такое настоящий Островский.

- Почему выбрали для постановки «В чужом пиру похмелье»?

- Потому что это интересная пьеса - о человеческих отношениях, о любви. Конечно, все эти темы есть и в других пьесах, но то, что «В чужом пиру похмелье» не особо ценят и ставят, было загадкой для меня, я недоумевала, как можно не ценить Островского, и мне хотелось разгадать эту загадку для себя. Имело значение и то, что действие в пьесе развивается не так стремительно, как в «Грозе» и «Бесприданнице», до которых мне, режиссёру неопытному, было не дотянуться. Поэтому моей первой попыткой стало прикосновение к ранней пьесе Островского, в этом я даже видела какое-то созвучие. На самом деле, пьеса сыграла важную роль в творчестве Островского: известно, что после неважных отзывов критиков драматург отправился путешествовать по Волге, что дало толчок его творчеству.

- Для чего вам понадобился весь этот антураж - с красной нитью, с огромным ворохом бумажных листов на столе?

- Ну как же, всё это родилось из образов пьесы, у нас есть важный атрибут - расписка, и есть творчество Островского, которое хранится, конечно же, не в компьютере, а на этих листах. Пьеса называется «В чужом пиру похмелье»: собственно, в чём пир - в молодой любви, образ которой и создаём через эту красную нить, а также пир творчества самого Островского. Про красную нить скажу особо, если натянутая красная нитка появляется в спектакле, китайским зрителям сразу понятно, что речь о любви, если же нитка прерывается, значит - между героями всё кончено.

- Испытывали ли вы сложности в работе с русскими артистами из-за языка?

- Никаких. Напротив, мне уже много лет говорят, что я стала русской девчонкой (смеётся). А работать с русскими артистами мне очень нравится, особенно с артистами Малого театра.

- Как вы считаете, почему в России Островского называют «русским Шекспиром», что, по-вашему, главное в нём?

- У Шекспира, все помним, есть высказывание о том, что весь мир театр, а люди актёры, так у Островского именно так. Вся эта купеческая жизнь точь-в-точь описана у него, есть, конечно, определённое отстранение от настоящей жизни, но при этом, и читая пьесы Островского, и смотря спектакли по ним, ты переживаешь происходящее на сцене как реальную жизнь. Именно поэтому Островский - для меня «русский Шекспир».   

- Ставят ли в Китае Островского?

- Ставят, но у нас нет такой сильной драматической традиции.

- Приходилось ли Вам играть в спектаклях по Островскому?

- Мечтала бы об этом, но моя внешность не для героинь Островского (смеётся).

- Каковы Ваши планы на ближайшее время?

- Сотрудничаю с питерским театром «Мастерская», буду ставить «Сказку о царе Салтане» в Чебоксарах и намерена участвовать в лабораториях разных городов.

***

Артисты рассказали о том, как им работалось над спектаклем «В чужом пиру похмелье».

«Атмосфера была, как будто окунулся в студенческие годы, - сказала з.а. Татьяна Лебедева, сыгравшая Аграфену Платоновну, хозяйку квартиры, -   возможно, этому способствовало то, что и пьеса небольшая, и коллектив, а задача была стать единомышленниками и выразить свет и добро человеческой души, заложенные драматургом. Мы подчас забываем об этом, сосредотачиваясь на негативе, и суета поглощает нас. А сосредоточение на добре объединило, и я довольна, что попала в эту команду. Ланьбо поразила меня знанием русского языка, китайский привкус проявлялся, разве что, в её миниатюрности и красоте, а так нет, она отражала русский дух, заложенный в пьесе».

На читках артистам понравился глубинный разбор произведения, а потом, на сцене, разбор каждого действия и слова. «Очень здорово было то, - сказал Максим Хрусталёв, сыгравший сына купца Брускова, влюблённого в Лизавету Ивановну, - что на репетициях, прямо на сцене, ты мог свободно предлагать свои идеи режиссёру, и она всё слышала, мгновенно оценивала и принимала решение, что добавить, а что убрать, то есть, шёл диалог на равных». Сошлись все на том, что Ланьбо наделена способностью увлекать и зажигать артистов, и когда говорят - «Репетиция - любовь моя», говорят именно о таких репетициях.

В спектакле заняты: з.а. Пётр Складчиков, Татьяна Лебедева, Дмитрий Кознов, Юлия Зыкова, Екатерина Базарова, артисты Екатерина Казакова, Максим Хрусталёв и др. Первоначальное название пьесы было - «Ученье - свет, а неученье - тьма».

Нина Катаева

Фото Владимира Коробицына

Картина дня

наверх