Нина Катаева

140 подписчиков

Свежие комментарии

  • Нколай Бульбенко
    Нужно бить фашистов сейчас, как их били тогда наши деды и отци.Борзенко. Ринг за...
  • Nata
    Нельзя замалчивать подвиги советских людей в ВОВ. Дети должны знать, помнить и гордиться своими предками. А те сопли,...Борзенко. Ринг за...
  • Галина Чужая
    Чем дальше от  СССР тем больше в школах  этого буллинга. И уже даже не только по отношению к детям, но и к учителям. ...Школьный буллинг ...

Под сенью Николая Чудотворца

В «Школе современной пьесы» премьера: «Ангелы вышли покурить»

Под сенью Николая ЧудотворцаСпектакль с таким провокационным названием по одноимённой пьесе Олега Маслова вновь поставил Иосиф Райхельгауз, первым был «Бешеный хворост», побивший все рекорды по посещаемости. Как известно, драматург Маслов пишет о жизни, которая за окном, о самых острых и драматических ее поворотах. В «Ангелах» режиссёр вслед за автором, без каких-либо предисловий, с головой окунает зрителей в вопросы веры. Есть Бог или нет, управляем ли мы своей жизнью и заканчивается ли она с нашей кончиной, и что называть чудом, учёные утверждают, что лет с восьми эти вопросы волнуют каждого. Социум нам твердит, что человек – творец своей судьбы и хозяин мира, что он ответствен за все несчастья земли, но ему же принадлежит и слава за всё хорошее. К восемнадцати годам мы готовы жить только по этим правилам, но однажды нас вдруг пробьёт на фразу – «Всё в руках Божьих», и мы не сразу осознаем, что это мы произнесли её.

Под сенью Николая ЧудотворцаВариацию этой фразы готов произнести и главный герой спектакля, воинствующий атеист Паша (Иван Мамонов), крепкий мужик пятидесяти лет, которому на медосмотре диагностировали онкологию. И вмиг рухнула их размеренная, хоть и по привычке, жизнь с Ниной (Ирина Линдт), все его планы и замыслы. И это Паша, с большой претензией к ангелам, которые, видимо, устроили перекур и не досмотрели за ним, в отчаянии взывает к небесам.

Но события начинают развиваться с молниеносной быстротой: проверяя металлоискатель, который понадобился игуменье Херувиме (Татьяна Циренина), пашиной однокласснице, которая по старой дружбе часто заходит к нему обсудить новости, покурить и пропустить рюмку-другую, Паша обнаруживает под полом старинную икону.

Под сенью Николая ЧудотворцаНа глазах зрителей, которые сидят по обе стороны сцены «Зимнего сада», с помощью лома и лопаты, хозяин выкапывает большую яму, - земля и щепки летят во все стороны, - и достает образ Николая Чудотворца, пролежавший там не менее трёх веков. И что тут начинается – к дому, который стоит на монастырской земле, устремляются паломники, их лица мы постоянно видим за окном (художник по видео Дмитрий Мартынов), воду из крана признают святой, из монастыря прибегают послушницы, из епархии приезжает митрополит Агафангел, в котором зрители не сразу узнают Александра Галибина.

Под сенью Николая ЧудотворцаЦель этой суеты очевидна – на месте обретения иконы надо поставить часовню, в доме Паши и Нины сделать гостиницу, одним словом, привечать паломников и создать все условия для коммерческого процветания прихода. Вот как только быть с хозяином, не желающим отдавать дом, который построил своими руками. Перед зрителями разворачивают целую галерею церковников: с продвинутой игуменьей, металлоискатель-то понадобился для того, чтобы прощупать монастырские земли на предмет кладов, с благообразным Агафангелом, за которым тянется длинный шлейф мирских прегрешений, с паломницами в шортах (Мария Раевская), с послушницей Ангелиной (Екатерина Лисицына), плохо представляющей, зачем она здесь. Правдоподобие происходящего на сцене подчёркивают костюмы Виктории Севрюковой, одеяния церковных особ она приобретала в церковном ателье.  В спектакле звучат духовные песнопения мужского ансамбля «Скиф».

Под сенью Николая ЧудотворцаПавел готов порушить все это «мракобесие», если бы не пронзившее его внезапно чувство к юной Ангелине, которого он никогда не испытывал. И здесь самое время напомнить о том, как Райхельгауз заявляет о своём атеизме: «Понимаю, что существует некий закон, не постижимый для человека. Однако принять какие-то конкретные конфессиональные догмы не могу. Поэтому и Библия, и Талмуд, и Коран для меня - великая художественная литература, несущая важные мировоззренческие смыслы. Как и сочинения Гёте, Шекспира, Томаса Манна, Достоевского, Толстого или Чехова».

Под сенью Николая ЧудотворцаНо вера – это не догма, тем интереснее знать, что будут отстаивать в «Ангелах». Веру? Какую веру, во что? В конечном итоге, зритель понимает, что, отталкиваясь от слёз и терзаний героев, отстаивать будут веру в Жизнь, в Человека, в Любовь. «Мы говорим о вере современным театральным языком, - говорит Райхельгауз. - Это одновременно деликатная тема и довольно опасный приём, как для верующих, чьи чувства не хотим задеть, так и для атеистов, находящихся в бесконечном поиске истины». И этот «опасный приём» ударяет по семье Павла и Нины, которая распадается, потому что в ней не было любви. Нащупывает свой путь юная Ангелина. Как знать, возможно, будет счастлива Нина, которая собирается уйти в монастырь? Конечно, в финале не обходится без чуда, ангелы, похоже опомнились, и диагноз Павла был признан ошибочным. Дом он оставил жене и сыну, а сам уехал в квартиру, доставшуюся ему по наследству. Всё как-то устроилось…

Под сенью Николая ЧудотворцаКонсультантом создателей спектакля был настоятель одного из подмосковных храмов отец Николай Лузанов. Он посоветовал избавиться от отдельных реплик в пьесе, присутствовал на читке, общался с артистами. Его комментарии артисты назвали «бесценными», а священнослужитель не нашёл ничего кощунственного в постановке. Правда, заметил, что спектакль будет интересен, если выйдет за рамки бытовой драмы и поднимется на уровень духовного осмысления событий. Есть все основания полагать, что это ещё случится.

Нина Катаева

Фото из архива "Школы современной пьесы"

Картина дня

наверх